Краткий очерк о писателе Добролюбове





Добролюбов относился к литературе как к освободительной силе, как к помощнице политики. Добролюбов страстно рвался к практической деятельности. По своим первоначальным намерениям, по основным целям своей деятельности Добролюбов был прежде всего практик-революционер. При этом не такой практик и не такой «революционер», который предоставляет действовать другим, ограничив себя ролью кабинетного фразера. Он сам стремился действовать революционным образом, не доверяясь либеральным идеалистически авторитетам, каким бы ореолом они ни были окружены. Он не боялся перспектив революционной деятельности, хотя бы ему первоначально приходилось выступать в одиночку, хотя бы ему приходилось наблюдать, как другие, бывшие соратники, не такие последовательные, как он, сворачивают в сторону.

Добролюбов даже в известной мере колебался, стоит ли ему отдать свои силы перу, литературной деятельности. Чернышевский в произведении, озаглавленном «Из дневника Левицкого» (т.е. Добролюбова) описывает эти колебания.

Литературная деятельность – только подготовка к будущим революционным действиям. Пока нет серьезных оснований для того, чтобы выйти на улицу, на площадь, пока нет еще революционной ситуации, как мы бы сейчас сказали, нужно идти в журнал, в литературу, в критику, будить умы, мобилизовать кадры, раскачивать медленно просыпавшееся к революционному действию крестьянство. Вот как он считал.

Какими же качествами должны обладать художественная литература и литературная критика, чтобы они могли выполнить свою служебную роль по отношению к близящейся и подготовляемой революции?

На это мы в произведениях Добролюбова находим совершенно определенный четкий ответ. Добролюбов относится к художественной литературе как материалист. Художественный образ он считал не отражением надземной и вневременной идеи, а отражением земной реальной действительности. Жизнь, а не идея является объектом художественного творчества, и как бы писатель, даже идеалист, ни пытался прогнать реалистичную действительность в дверь, она все же вновь окольным путем, через окно, ворвется в его произведения. Пусть искаженно и иллюзорно, но реальная жизнь только и может дать содержание искусству и литературе.






Нет пока комментариев.

Добавить комментарий