Газетный стиль: краткость, ясность





Краткость

«Ничто так не входит в сердце читателя
как вовремя поставленная точка».
Исаак Бабель

Добросовестный автор избегает многословия и стремится к тому, чтобы передать информацию, используя наименьшее количество слов. За многословием теряется основная мысль материала. Несколько хорошо подобранных слов более четко передадут смысл. Иными словами, краткость – сестра таланта.
Плеоназмы

Привычку использовать несколько слов там, где одного было бы достаточно, можно проиллюстрировать на следующих примерах: «достаточное число» вместо «достаточно», «в настоящий момент» вместо «сейчас», «в непосредственной близости» вместо «рядом», «в ближайшем будущем» вместо «скоро». Подобные расплывчатые формулировки называются плеоназмами.

Ряд плеоназмов уже стал классическим объектом критики: «на пересечении Главной и Торговой улиц» (на углу Главной и Торговой), «консенсус мнений» (консенсус), «полностью разрушен» (разрушен), «несмотря на тот факт, что» (хотя), «в связи с тем, что» (из-за, так как), «начиная с момента» (с), «в течение хода» (в течение), «с целью» (для).

Нет необходимости говорить «прошлый опыт», «прошлые данные», «прошлый обычай» и «прошлая история». Подарки и контрамарки по определению бесплатные и т. д.

Вильям Странк младший (William Strunk, Jr.) в своей книге «Элементы стиля» ответил на вопрос, почему необходимо избегать плеоназмов: «Живой, энергичный слог всегда точен, краток и немногословен. В предложении не должно быть ненужных слов, в абзаце не должно быть ненужных предложений по той же причине, почему не нужны лишние линии на картине и лишние детали в механизме».

Не беда, если из-под пера начинающего выйдет неуклюжая фраза. Хуже, когда автор не замечает в ней недостатков и в таком виде передает в редакцию. Журналисту следует развивать в себе навыки профессионального саморедактирования.

Вот образец многословия: «Не исключено, что в ряде случаев этот материал может смешаться с тучами и вызвать дождь раньше, чем он мог бы пойти». После редактирования предложение стало лучше: «Этот материал может смешаться с тучами и вызвать дождь раньше положенного».

Если автор сам не победит свое «индюкословие», это сделает редактор. Однако плата может быть слишком высокой. Так, например, за фразу «Невозможность предсказать продолжительность оппозиции к ликвидации сегрегации…» корреспондент был просто уволен.

При внимательной правке почти всегда находятся резервы сокращений вспомогательных моментов новости, возможно упрощение терминов и статистических данных. В некоторых случаях не нужны точные имена, определения социального статуса, профессии действующих лиц.
Штампы и клише

Многие из них чрезвычайно живучи и настолько укоренились в газетном языке, что иные авторы без них, кажется, просто не могут обойтись: «Наша позиция по этому вопросу ясна и хорошо известна» – и все же дальше следует подробное изложение этой позиции. Или: «Причины отказа настолько очевидны, что не нужны никакие комментарии» – и тем не менее вслед за этим автор начинает комментировать одну за другой эти причины.

Однажды «Нью-Йорк Таймс» поместила редакционную статью под заголовком «Как широко известно», в которой иронизировала над теми, кто начинает свои корреспонденции с такого примитивного клише: в самом деле, зачем вообще писать о том, что уже широко известно? Интерес читателя к информации из-за такого «захода» снижается или вовсе улетучивается.

Словом «клише» во времена ручного набора газет называли словосочетания или обороты речи, которые настолько часто встречались, что для сбережения времени их заготавливали заранее. Они отливались в металле отдельными строками и по мере надобности вставлялись в набор. Говорят, что первым таким клише была строка «одна почтенная женщина».

С тех пор подобного рода «заготовки» стали означать стереотипные штампы, которые от слишком частого употребления настолько стерлись, что скорее вызывают у читателя иронию или раздражение, чем привлекают каким-то реальным смыслом.

Тем не менее, чуть ли не в каждой газете находятся авторы, которые, говоря их же штампами, с «упорством, достойным лучшего применения», смотрят на такие стершиеся клише «широко открытыми глазами», оставаясь в «счастливом неведении», что столь «доблестный труд» совсем не нужен на «ниве журналистики», ибо «раньше и прежде всего» страдает их же собственный престиж. Говоря теми же штампами, «нужно решительно подчеркнуть», что «безукоризненно четкие действия» редактора должны «беспощадно пресекать»«таких вопиющих посягательств» на репутацию газеты, дорожащей, «как все прекрасно знают», уважением своих читателей (примеры клише из книги Я. Воскобойникова и В. Юрьева «Журналист и информация»). любые проявления

Джордж Оруэлл однажды внес предложение, чтобы писатели полностью исключили из своих работ каждый оборот речи, который не был придуман ими самими. Наверное, это уж слишком. Статьи, в которых нет ничего знакомого, смущают читателя. Не было еще написано ни одной статьи без использования клише. Язык полон заезженных фраз, без некоторых нельзя обойтись, а если попытаться, то, чтобы выразить то же самое понятие, придется быть более многословным. Даже среди экспертов нет единства мнений – «заезжено» то или иное выражение или нет. В общем, в каждом случае «думайте сами, решайте сами». Впрочем, эта строка уже почти клише…
Исчерпывающая краткость

В стремлении к краткости иногда перегибают палку. В срочном сообщении зачастую можно встретить сокращения посредством пропуска нужных и желательных слов настолько, что оно превращается практически в телеграфное.

Но надо помнить, что при уплотнении фраз есть вероятность нарушения принципа ясности, – удобства мгновенного восприятия. Есть и опасность искажения смысла в погоне за краткостью. Случается, что слишком рьяное обстругивание материала ради краткости и более целеустремленного «удара фактом» грешит против истины. Например, «пережимается» трагическая ситуация: пожар кажется грандиознее, перспектива гибели реликтовых серых китов из-за загрязнения океана или отставка правительства – делом завтрашнего дня. Итак, надо чувствовать, где в кратких новостях необходимы «расширения». Стремясь писать кратко, надо писать и понятно.

Правильнее говорить не просто о краткости, а об исчерпывающей краткости материала. Репортер должен отдавать себе отчет: присутствуют ли в его материале все нужные элементы, составляющие новость, если ли что-нибудь в тексте, что может заинтересовать читателя, и нет ли чего-либо, мешающего восприятию, доверию и удовольствию.
Ясность

Читатели находят утомительными статьи, написанные вычурно. И репортеры знают, что описываемые ими события редко заслуживают чрезвычайно изысканного стиля.
Будьте проще

Ясный текст – это просто написанный текст. Простой язык никогда не износится подобно клише, поскольку это естественный и неизбежный способ выражения мысли. «Прост, как правда» – словно бы о журналистском тексте сказано.

«Попытки же внести литературность в газетный стиль – ужасны» (Рой Копперуд, Рой Пол Нельсон. «Как преподносить новости»).

Пользуйтесь простыми повествовательными предложениями. В газетном языке противопоказаны длинные фразы и громоздкие абзацы, а также разного рода сложные «многоходовые» комбинации.

В газетном языке для удобства читателей, рекомендует учебник, полезно придерживаться стиля авторов Евангелия – в большинстве случаев для одного предложения им было достаточно 17 слов.
Разговорная речь

Можно избежать большинства газетных штампов, если репортеры будут следовать разговорному стилю. То есть они должны спрашивать себя: «Сказал бы я так или нет?» и если нет, то результат должен быть соответствующим.

Разговорная речь более свободна и не настолько подчинена грамматическим правилам, как письменная. Разговорная речь полна фразеологизмов и менее чопорна, чем письменная. Большинства ошибок, упомянутых в этом выпуске, легко избежать, если привнести в статью разговорность, а не загонять речь в искусственные рамки, которые прочно прижились в журналистике.

Разговорные словечки и выражения (коллоквиализмы) соседствуют со сленгом, но эту границу лучше не переступать за исключением случаев, когда сленг характеризует интервьюируемого.

В свое время мне попалось несколько самиздатовских газет «ультрас» – футбольных болельщиков, которые путешествуют из города в город вслед за своими футбольными командами. Содержание газет: драки с фанатами других команд и описание поездок «зайцами». Язык их был напичкан сленгом и густо приправлен матерком. Я тогда раскритиковал эти листки в «нормальной» газете, а теперь… не стал бы этого делать. В формате своего издания язык «ультрас» был органичен. Трудно представить, чтобы футбольные фанаты в своем кругу изъяснялись по-другому.
Из этой же оперы – новомодный словарь «падонков».

Еще несколько пожеланий к стилю:

Избегайте слов, выражений и фраз, известных лишь профессионалам. Ученый, используя профессиональный жаргон, скажет: «Фауна продемонстрировала стопроцентную реакцию угасания». Но то же самое можно сообщить более простыми словами: «Вся рыба вымерла».

Сохраняйте в статье красочные детали. Важно не только то, что говорится в интервью, но и как это говорится. Взгляните на такой пример: «В ответ на вопрос, как он отнесется к несогласным с ним членам совета, председатель Вильсон посмотрел в мои глаза, усмехнулся и, сложив кисть руки в подобие пистолета, с грохотом опустил ее на стол. Он не произнес ни слова».

Помните, что читателям интересны события, связанные с людьми, а не с неживыми объектами. Например, фраза «Критики плана застройки микрорайона утверждают, что его осуществление нанесет ущерб речной фауне и нарушит уклад местной жизни» повлияет на читателей меньше, чем «Критики говорят, что осуществление проекта застройки микрорайона убьет все живое в реке и оставит местных рыбаков без работы».

Уважайте скорбящих. Трагедия или неудача – плохой повод для смеха или неуместной веселости. Подобная бестактность оскорбляет читателей, бросает тень на само издание, а уж о героях статьи мы не говорим. Стюарт Бенедикт,«Джон Брабаско может уже не разыскивать свою дочь. Четырехлетнюю Бренду нашли мертвой во вторник в бухте». редактор Jersey City Journal, привел пример такой бестактности:
Отвечайте на вопросы сразу

Репортер должен следить за тем, чтобы в статье не было никаких белых пятен, т. е. вопросов, могущих возникнуть у читателя и оставленных без ответа.

Примером в данном случае может служить передовица в двести слов, в которой рассказывалось о женщине, которая призналась в убийстве брата своего мужа за то, что он отказался дать ей пластинку для граммофона. Какая же это была пластинка, мог подумать читатель, если она спровоцировала такую жестокость? Была ли эта пластинка с записями рок-музыки или классики? Хотела ли женщина ее послушать или, наоборот, хотела ее разбить, потому что слышала ее слишком часто? Читателям оставалось только гадать, так как статья не ответила на их вопросы.

Однажды в новостной статье рассказывалось о том, как член корейского парламента забросал грязью другого, в результате чего разразился правительственный кризис. Какой же грязью он забросал депутата? Ведь грязь – очень общее понятие? Читатели должны были дожидаться выхода журнала, чтобы узнать, что речь шла о человеческих экскрементах. Некрасивая история, но точность здесь необходима.

Иногда, конечно, ответов просто нет. В таком случае редакции следует признать, что на вызванные статьей вопросы ответов еще не получено, и что она делает все возможное, чтобы их получить.

В «Известиях» № 230 от 16 декабря 2005 г. опубликовано большое интервью с Наоми Уоттс, новой «девушкой Кинг Конга». Из материала читатели узнают, что отец Наоми был звукорежиссером и тур-менеджером группы Pink Floyd. К сожалению, эта тема в интервью не нашла развития, хотя звукорежиссер Pink Floyd для культуры фигура более значимая, нежели Наоми Уоттс (надеюсь, она не обиделась бы). Думаю, со мной согласятся многие из тех, кому за сорок.
Цифры

Смысл и значение цифр выявляются в их сопоставлении с другими цифрами.

Распространенные варианты обработки цифрового материала:
пересчет в процентах, долевом отношении (всего семь процентов занимает золото в золотовалютном запасе страны);
сопоставление (вдвое больше, чем в прошлом году);
образная расшифровка (за такое время можно дважды облететь Землю);
пояснение (при таком количестве незарегистрированных стволов их хватит на все население города, то есть на каждого старика, женщину, ребенка).

Если в 22 000 000 нули выглядят грозно, то в 22 000 000 000 их нужно считать, чтобы понять, о каком числе идет речь. Это же утруждает читателя! Поэтому надо руководствоваться принципом: простота написания – простота понимания: «22 миллиона», «22 миллиарда».

«Капитал промышленной группы составляет миллиард» проще для понимания, чем «Капитал промышленной группы составляет 1 000 000 000».

Целесообразным также является округление, когда речь идет о крупных цифрах. Округлять уместно в большинстве случаев, если нет серьезных причин этого не делать: $18,5 миллиона лучше, чем 18 478 369.

Как писать числительные – цифрами или словами? На этот счет в каждом издании есть внутренний свод стандартов (издательская инструкция). Но общее правило гласит: в газетах с помощью цифр передаются числительные от 10 и выше, а числительные менее 10 – буквами. Исключения: номера домов, возраст, результаты голосования (пишутся цифрами).

Источник: Креативные технологии

(Цифра 22, 1 сегодня)




Еще почитать:

Нет пока комментариев.

Добавить комментарий