Газетный стиль: точность





Старое определение газетного или журнального стиля, данное толковым словарем Вебстера, гласит: отличительными чертами журналистики и журналистов, а также их стиля являются торопливость, поверхностность, неточность фактов, обилие разговорных слов и выражений, сенсационность и газетные штампы.

Однако уже в новом словаре американского английского языка American Heritage Dictionary of the American Language четко разграничиваются понятия «газетный штамп» (journalese) и «газетный или журнальный стиль» (journalistic). «Газетный штамп» в нем определяется так: «шаблонный, избитый, поверхностный стиль, характерный для газет и журналов», а «газетный или журнальный стиль» как стиль, «характерный для журналов и газет». То есть определение «газетный или журнальный стиль» сегодня не несет в себе никакого отрицательного смысла, а лишь констатирует принадлежность к сфере журналистики.

В самом деле, язык прессы имеет качества, достойные восхищение: точность, краткость, ясность. Эти качества могли бы позаимствовать бюрократы, юристы, ученые – те, кто известен своим коверканием языка.
«Что не проверено, то переврано»

В школе можно получить хорошую оценку, даже если контрольная написана правильно на 80 процентов. В журналистике такого не бывает. Даже если статья на 90 процентов соответствует правде, автор получает «двойку».

Автор несет главную ответственность за точность статьи. Не передавайте материал, если вы на 100 процентов не уверены в каждой приводимой цифре, факте, имени и адресе.

Следует тщательно оценивать степень достоверности каждого источника информации. Одни и те же факты могут быть по-разному поданы в официальном сообщении и в рассказе очевидца события.

Основной принцип репортера – ничего не принимать на веру. Здоровый скептицизм (но не цинизм) – ценнейшее качество журналиста, так как ситуация иногда оборачивается совсем не такой, какой кажется на первый взгляд. В любом случае журналисту-скептику чаще сопутствует успех.

Профессиональный журналист, в отличие от дилетанта, никогда не будет принимать на веру то, чем его иной раз хотят «облаготетельствовать». Работа журналиста сродни действиям следователя или разведчика: он сопоставляет источники, рассказы нескольких очевидцев, доступными ему способами перепроверяет полученные сведения.

В Англии отмечены журналисты, которые, проверяя факт, совершают до 40 звонов!

Дело не только в том, что репутация любого издания находится в прямой зависимости от достоверности сообщаемых им фактов. Неточный материал не просто плох, он может сильно навредить!

По американской статистике, большинство судебных исков возникает из-за небрежного обращения с фактами, такими, как имена, фамилии и адреса в статьях, посвященных криминальной хронике. Некоторые преступники специально указывают неверные адреса представителям власти, от которых заведомо ложные сведения поступают журналистам. Судебные иски были представлены невинными гражданами, проживающими по этим адресам.

Часто встречающаяся ошибка, влекущая за собой неприятности, – это упоминание о ком-либо как о преступнике в заголовке, тогда как этот человек всего лишь был обвинен в совершении преступления и еще может быть оправдан, либо обвинения могут быть сняты из-за недостатка улик.

МУЖЧИНА ЗАДЕРЖАН ЗА КРАЖУ

Такой заголовок заранее признает обвиняемого виновным в краже.

МУЖЧИНА ЗАДЕРЖАН ВО ВРЕМЯ КРАЖИ

Это заголовок всего лишь констатирует факт кражи и ареста в связи с ней.
Ссылки на источник

Источник информации должен быть четко определен (атрибутирован).

Источник информации приводят:
чтобы подтвердить точность и надежность фактов;
чтобы обогатить новость (например, продемонстрировать осведомленность газеты в сложной теме);
чтобы сделать новость интереснее (например, ввести упоминание видных лиц).

Ссылка на людей дает новости «имя» – дополнительную новость.

Персонификация информации и, в частности, умело подобранные цитаты – это один из наиболее эффективных стимуляторов чтения, который ценят все газеты и журналы.

Называя конкретных людей, журналист может пойти, например, по такой схеме: одних он вводит в репортаж как участников или свидетелей того, о чем рассказывает, другие своими высказываниями дополняют историю подробностями либо оценками. Такие штрихи уже сами по себе обогащают стиль изложения, и, главное, делают репортаж боле достоверным в глазах читателей.

Теоретики и практики западной журналистики рекомендуют: считайте в написанном тексте все имена, все личные и притяжательные местоимения, все существительные типа «мужчина», «женщина», «ребенок», которые имеют хоть какое-нибудь отношение к содержащейся в этом тексте информации. Чем чаще и понятнее такие ссылки, то есть рассказ «через человека», тем лучше.

Иногда нельзя упоминать источник, поскольку репортер обещал на него не ссылаться. Но все-таки определенная ссылка на какой-нибудь источник, пусть анонимный, должна присутствовать. В противном случае статья становится выражением мнения автора или редакции, что делает ее редакционной. Любой человек, изучавший журналистику, скажет, что ей не место в новостной рубрике.

Обычно автор лишь называет источник и не цитирует его дословно, если только заявление источника не содержит резких, язвительных, оскорбительных замечаний или, наоборот, если оно остроумно и забавно.

Виктор Черномырдин: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Было бы журналистским преступлением не заметить и не растиражировать этот афористичный перл бывшего премьера.

Не спасет от неприятностей атрибуция заявления, которое может привести к судебному иску по обвинению в клевете (диффамации). Дело в том, что газета несет ответственность за все напечатанные в ней материалы вне зависимости оттого, разделяет газета ту или иную точку зрения или нет.

Обычно молодые журналисты быстро учатся, что дискредитирующая кого-либо информация должна обязательно иметь авторство или ссылку на документы.

«Непроверенные данные», «слухи» – тоже источник, если ничего определенного, подкрепленного авторитетным мнением пока не имеется, но сообщить желательно (о новой возникшей ситуации либо о самих слухах как о новости). Грань «дозволенного» тут весьма тонка, однако неверно считать любой материал с подобными ссылками заведомо лживыми. Предлагая выбор «хотите, верьте, хотите – нет», журналист вполне честно указывает на дефицит сведений.

Впрочем, раболепная атрибуция иногда может завести «не в ту степь». В результате появляются такие фразы: «Озеро окружностью около 12 миль находится примерно в двух милях от города, сообщили офицеры полиции». Впечатление, что газета не уверена в публикуемой информации. Если так все время перестраховываться, то можно дойти и до такого, к примеру, сообщения: «По информации следователя, солнце взошло вовремя».

Требование обязательной атрибуции фактов и мнений приводит к тому, что слово «сказал» представляет для репортеров большую проблему. Существует традиция использовать «сказать» в первой ссылке, затем идет «утверждать»,«заявлять», и, наконец, старое доброе «констатировать». Этот набор слов плюс еще несколько других: «полагать», «высказывать мнение» потом нередко достаточен для того, чтобы отправить материал в печать.

Однако русский язык обладает куда более богатым арсеналом лексики для подобных целей. Вот некоторые слова и выражения, которые, если они уместны в каждом конкретном случае, могли бы выполнить роль слова «сказал»: признал, согласился, поклялся, рявкнул, грубо ответил, умолял, выкрикнул, назвал, настаивал, утверждал, заявил, прокричал, проворчал, осудил, опротестовал, произнес с пафосом, разглагольствовал, потребовал, разоблачил, подчеркнул, воскликнул, намекнул, молил, причитал, отстаивал, защищал, уверял, пробормотал, прошептал, призвал, прочил, умолял, объявлял, провозглашал, обнародовал, довел до всеобщего сведения, свидетельствовал, осуждал, превозносил, предложил, возразил, ответил, опровергнул, резко ответил, прорычал, ругал, пожурил, побранил, провопил, скандировал, причитал, сетовал, жаловался, плакал, стенал.

Все эти слова, не всегда лестные ораторам, могут быть употреблены для того, чтобы достоверно описать событие.

Вот ряд относительно нейтральных заменителей слова «сказал»: добавил, объявил, ответил, заявил, прокомментировал, продолжил, утверждал, отметил, заметил, сообщил, отозвался, вновь обратился, изложил, сформулировал. Хотя и среди этих слов надо производить тщательный отбор, чтобы они соответствовали контексту.

Совет поступающим:
Покупайте хорошие словари: толковые, иностранных слов, словообразовательные, синонимов и так далее. Держите их на расстоянии вытянутой руки. Пользуйтесь ими. Никому не давайте, как не даете зубную щетку или велосипед. Словари – ваш пожизненный капитал, ваша палочка-выручалочка в трудной ситуации, связанной со словом. Ведь вы выбрали журфак, то есть работу с текстами! Конечно, пользуйтесь и сетевыми ресурсами.

Цитаты

Цитаты используют:
для передачи суждения о факте;
для его подтверждения;
как новость-сенсацию (важное заявление политика);
как свидетельство спорности факта или явления (при различии мнений);
если сказанное является речевым портретом говорящего, если оно забавно или остроумно.

Точной цитатой стоит открывать или закрывать текст. Внутри текста лучше давать пересказы – они лучше «приживаются».

Репортеру приходится решать: как представлять человека, насколько подробно сообщать звания и регалии и обрисовывать ситуацию (ведь читателю надо знать, по какому праву или на каком основании эти люди говорят, делают заявления). Если титул слишком длинен, его заменяют в лиде расхожим синонимом (лидер, глава), а в основном тексте уже дают полностью. Описание персоны может быть и формальным (консультант, секретарь), и достаточно свободным (зеленые, спасшийся чудом)

«Цитата – орудие умолчания», – шутят журналисты. Это один из способов виртуозного «мастерства» искажать факты. Репортерское сообщение может исказить мнение именно в силу фрагментарности цитирования. Ведь выбирая «нужное» место из высказывания, можно выбрать нечто, вовсе не передающее главную мысль. Журналиста привлекает оригинальность, сенсационный момент фразы. И сама новость требует яркой цитаты, но, с другой стороны, хлесткость, эпатажность вырванного фрагмента может сыграть плохую шутку, фатальным образом исказив смысл сказанного.
Излишняя драматизация

Принято считать – не без оснований! – что газетный стиль склонен к преувеличению, излишней драматизации.

В исследовании лондонского издания газеты «Таймс» (The Times of London), посвященном американской прессе, говорится: «Отличительной чертой американской журналистики является ее непременное, врожденное тяготение привлечь внимание и донести информацию до, как правило, равнодушного человека. Все усилия направлены на то, чтобы возвысить некоторые личности и роль, которую они играют, описать комплекс проблем настолько живо, захватывающе и увлекательно, что обыкновенный читатель вынужден жить в постоянном состоянии кризиса или, наоборот, выработать нарочитую индифферентность ко всему происходящему, вызванную инстинктом самосохранения».

Впрочем, сказанное справедливо лишь по отношению к «желтой» прессе, не только американской. Качественные издания уже давно исповедуют принципы сдержанности и беспристрастности в изложении фактов и мнений.
Эффект беспристрастности

Был период, когда репортерская работа приравнивалась словно бы к фотографированию действительности, к моментальным снимкам, ценность которых – в холодной и точной фиксации.

Добиться подлинной точности оказалось, однако, делом непростым. Существует слишком много факторов, могущих исказить существо факта: и поспешность, и фрагментарность, которая явно не способствует объективности, и критерии отбора, по которым одни факты освещаются в печати, а другие нет, и нюансы словесного изображения факта, неизбежные при всем желании автора быть беспристрастным. Поэтому требование объективности было скорректировано, и теперь говорят о приемлемой правдивости журналистского сообщения.

Факты не всегда соответствуют истине. У каждого, даже самого искреннего очевидца может быть своя правда. Поэтому в наши дни делается особый акцент на беспристрастность по отношению ко всем личностям или организациям, к которым может относиться публикация. Репортеры знают также, что чистая правда часто проявляется позже, по мере получения новой информации.

Технологически эффект беспристрастности достигается сокращением эпитетов. Западные учебники называют эпитеты «шаткими костылями для неуверенных в себе журналистов».

В самом деле, смысл передают существительные и глаголы. Прилагательные и наречия вносят лишь оттенки. Не лучше ли выбрать один сильный глагол, чем злоупотреблять наречиями с аналогичным значением?

Вот рекомендации справочника для журналистов. Не пишите «радио громко орало» – глагол «орать» уже подразумевает громкость. Не пишите «человек крепко сжал зубы» – по-другому сжать зубы просто невозможно.

То же относится и к прилагательным. Обозначайте оттенок только такого существительного, которое действительно нуждается в этом. Не пишите «желтый подсолнух» или «коричневая» грязь. Избегайте малых эпитетов: «тоже», «очень», «слишком», «скорее», «типа», «немного», «достаточно». Они только ослабляют материал.

Создавайте эмоциональную отстраненность. «Снимайте» нейтральной, незаинтересованный камерой.

Избегайте крайне резких суждений и готовых выводов; в контраргументах должно присутствовать уважительное отношение к взглядам оппонентов.
Орфография и пунктуация
На грамотность практического журналиста существуют две точки зрения.

Большинство требует от журналиста абсолютной или, по крайней мере, высокой грамотности. Совершенно справедливо утверждается, что, когда орфографические ошибки встречаются в печатном издании, читатель теряет веру в достоверность фактов.

Некоторые, напротив, указывают на коллективный характер труда редакций. Чтобы править тексты, есть редактор и корректор. Пусть, говорят они, такой-то репортер не в ладах с грамотой, но у него острый нюх, быстрые ноги, и он в изобилии приносит новости!

Я бы не стал полностью отвергать вторую точку зрения. Но при условии, что недоучившийся репортер сознает несовершенство своих навыков и работает над своим письмом. В конце концов, орфографические ошибки создают впечатление, что автор попросту невежа. Но ведь это не всегда так! Да и приятно сознавать себя грамотным. Самооценка повышается.

Впрочем, абитуриенту журфака подобные жизненные «университеты» не грозят. Грамотность ему нужна изначально – чтобы успешно написать сочинение. Так что запасайтесь Розенталем (его «Пособием по русскому языку» – еще одна ваша настольная книга!) и знайте – это надолго.

Один из редакторов сформулировал следующее правило: «Если вы не встречаетесь с этим словом каждый день – откройте словарь».

(Цифра 23, 1 сегодня)




Еще почитать:

Нет пока комментариев.

Добавить комментарий