Влияние попыток исследования литературы на литературу





Вместо введения

На стадии замысла этого эссе я ставил своей целью провести экстралингвистический анализ попыток анализа творения. То есть я хотел доказать гипотезу о том, что, само наличие и применение различных методов анализа, или иссечения (dissection) литературных произведений оказывает некое необратимое воздействие на литературу, как явление современности.

Я хотел доказать само наличие такого влияния, а также определить эффект оказанный им на литературу.

Но проведенный мной статистический анализ показал, что строгой корреляции того сорта, что я ожидал, не наблюдается, да, наверное, и не может наблюдаться, учитывая, насколько мал был объем анализируемого мной материала. К тому же проведение такого рода анализа потребовало бы тщательной классификации, разбиения по жанрам и т.д.

Таким образом, я решил писать в жанре околонаучного эссе, так как не имею ни времени на изучение поставленной проблемы во всей ее полноте с применением научных методов анализа, ни доступа к соответствующим источникам.
Основная часть

В этом эссе мы будем отталкиваться от того постулата (представляющегося нам верным), что литература (literature — writings in prose or verse; esp: writings having excellence of form or expression and expressing ideas of permanent or universal interest Merriam_webster Collegiate dictionary, 10th Edition), в своем изначальном смысле не была рассчитана и не создавалась для подробнейшего иссечения с целью выяснения ее структуры, организации, приемов, методов воздействия и прочее. Авторы считают, что само применение подобных методик несколько принижает идею литературы. Или же превращает ее в науку, а не искусство, в механику, а не живопись.

Изучение методов и приемов литературы в целом, а также отдельных ее жанров, как нам кажется, не несет такого воздействия. Но, знание анатомии литературы, полученное после ее иссечения поколениями любознательных лингвистов и критиков, зачастую делает книги сухими, лишенными той искры таланта, которая отличает действительно сильные произведения. Либо, сочетание глубокого понимания приемов литературы с талантом, или даже гением, может породить, безусловно, сильные, но мало кому, кроме специалистов доступные или по настоящему интересные книги (своего рода эксперименты над жанром).

Уместно будет провести аналогию с живописью. Живопись как ремесло, имеет определенный набор приемов, как-то например: работа шпателем, лессировка, и т.п. и строго говоря любой человек овладев набором приемов, как таковых способен написать картину. Но будет ли эта картина интересна? Или будет ли эта картина интересна хоть кому-либо из настоящих ценителей?

Такова же картина и в литературе, профессиональный писатель может быть и гением, и написать произведения, которые останутся в веках, но очень часто (и строго статистически рассуждая) в основной массе случаев о окажется посредственностью. Причем именно знание анатомии, попытки и уроки иссечения литературы, полученные им, к примеру, на филологическом факультете помогут ему скрыть тот факт, что сказать-то ему и нечего.

(Стоит отметить, что сходная ситуация существует и в науке.)

В качестве анализа, за неимением серьезной научной литературы, да честно говоря и желания связываться с длительным, или даже скорее неохватным лингвистическим анализом (любого типа), я хотел провести сугубо статистическую подборку с целью изучения влияет ли профессиональное образование автора на его популярность у читателя. С этой целью я отобрал 19 писателей:
Апдайк Дж.
Бабель И.
Берджесс А.
Борхес Х. Л.
Булгаков М.
Грин Г.
Джойс Дж.
Доценко В.
Маринина А.
Олдисс Б.
Оруэлл Дж.
Платонов А.
Солженицын А.
Стругацкие А. и Б.
Толкиен Р. Р.
Толстой А.
Честертон Г. К.
Шоу Б.
Эко У.

И подразумевал проанализировать их по следующим 3 пунктам:
Профессиональное образование автора
Популярность по обращению среди читателей
Оценка читателей

Третий пункт отпал сразу, поскольку такой статистики я не нашел. Примеры были отобраны по принципу их современности (ХХ век), известности широкому читателю, некоторые заслуживающие внимания (по оригинальности манеры исполнения, к примеру) произведения были мной отметены по причине их нераспространенности, хотя в некоторых случаях именно непопулярность, или неизвестность книги читателю может служить показателем.

Поясню, я выбрал только писателей 20 века, так как можно сказать, что теоретическая лингвистика (а я беру это понятие в широком смысле: LINGUISTICS: the study of language as system. It involves an investigation of the nature, structure, constituent units, and modification of any such system. Britannica-1997) развилась только в начале 20 века, начиная с работ по структурализму Фердинанда Де Соссюра.

Таким образом, имеет смысл исследовать эту проблему на материале 20-го века. Моя подборка крупных писателей 20-го века должна была продемонстрировать наличие, либо отсутствие взаимосвязи между профессиональным образованием писателя и его признанием у читателей.

С любезного согласия и с помощью М. Мошкова, я воспользовался статистическими данными посещения его on-line библиотеки (http://www.lib.ru) :

Вот, что у меня получилось:

Таблица

То, что получилось, показательно само по себе, но, уже начав составлять таблицу, я понял свою ошибку, и невозможность достижения цели. Дело в том (как вы вероятно уже поняли), что для того чтобы доказать, что знание анатомии литературы дает бесталанным людям писать книги и маскировать свое неумение манипулированием знанием «внутреннего строя» литературы, нужно проанализировать целую массу именно посредственных писателей, вместе с сильными писателями, конечно. А сделать это возможно, лишь всерьез занявшись этим, посвятив себя этому. У меня же, к сожалению, или счастью, нет желания посвящать себя исследованию сугубо умозрительной, в сущности (хотя и не столь умозрительной, сколь бывают иные темы научных исследований).

Исходя из этих соображений, я не привожу таблицу профессиональных навыков писателей рассмотренных в таблице поскольку, все они независимо от образования, либо заняли свое место в Большой литературе, либо хотя бы место на современном книжном рынке.
Краткие итоги

Подводя итоги, хочу сказать, что я считаю, что как всеобщая грамотность породила массу мало читающих, или читающих pocket-book’и людей, так и развитие лингвистики (ее applied ветвей, во всяком случае) привело к более широкому и успешному доступу не наделенных литературными дарованиями людей в литературу. Тем не менее, я понимаю, что вопрос этот гораздо более объемен, чем может показаться из вывода, который я делаю. У этой проблемы есть очень много сторон, и вариантов подходов к ним.

Автор: Михаил Юхновский

Источник: www.teneta.ru

(Цифра 1, 1 сегодня)




Еще почитать:

Нет пока комментариев.

Добавить комментарий