Краткий дайджест беседы Андрея Левкина («Полит.ру») и Максима Амелина (ОГИ)





1) Обычно «Книги России» наполняют весь 57-й павильон, и то, что мы сейчас увидели — это показатель, что издатели прижали хвосты. Не распушили перья, а прижали хвосты.

2) Книжный рынок практически никто не меряет. К сожалению, он остается, мягко говоря, спонтанным. Есть журнал «Книжный бизнес», который ведет Володя Драбкин, но его, по-моему, закрыли.

3) В сущности, нет никакой реальной литературной критики. У нее мало места для выхода, и в любом случае это занятие для своих. Книги не оцениваются. Рецензии в глянце к этому точно не имеют отношения. В любом случае, такая критика не имеет никакого отношения к продажам.

У нас нет таких изданий, как New York Times Book Review или как знаменитое издание в Англии, в котором вышла рецензия — и все побежали покупать эту книгу. У нас выйди хоть 100 рецензий, самые продвинутые критики могут написать рецензию, но реально дальше дело никуда не пойдет.

4) Основной рынок у концернов, а остальные выживают, как могут.

5) Книги любого человека, сидящего какое-то время в телевизоре, продаются. Вот когда-то была Маша Арбатова, вела передачу. Ее сейчас никто не хочет ни издавать, ни покупать. А раньше — пожалуйста. Вот только Толстая вылезет из телевизора, опять ее тиражи вернуться к 5 тысячам, как были до этого. Только Быков вылезет из телевизора — все вообще забудут, что был такой писатель. К сожалению или к счастью, не знаю, но это так. Единственный реальный двигатель писателя — это телевизор.

6) Массовые продажи — это когда, например, АСТ берет автора, и чем больше они ему заплатят аванс, тем больше они в него вложат. И это разговор совершенно другого уровня: метро, растяжки. У них отработана эта система.

7) К сожалению, очень часто на 90% крупные издательства, крупные лейблы в музыке отбирают обкатанный продукт, просто перекупая финансами и больше ничем. На российском рынке практически все наши и западные бестселлеры на 99% находятся в руках крупных издателей.

8) Нет того среза, который читает единый вид литературы. Допустим, Акунина может читать и олигарх, и бомж на улице. Или и тот и другой могут ничего не читать.

9) В провинции действуют практически две сети, которые друг с другом конкурируют: АСТ и «Эксмо». Соответственно туда, в основном, поступает массовая литература. Конечно, в провинцию попадают только книги этих сетей, так уж сложилось.

С другой стороны, существует интернет, существует книжный магазин в интернете OZON, который торгует по всей стране.

10) В книгоиздании никогда не знаешь, каким будет конечный результат. Это самая непредсказуемая область. Вроде, книжка хорошая, вроде все в ней правильно сделано, и то, и се, и пятое, и десятое. А не «стреляет», и непонятно, почему. Рецензии были, все, что можно, а не «стреляет» по непонятной причине.

10) А на кого можно ориентироваться? Где брать эталоны, ориентиры?

Вот это сложный вопрос. Генерировать, придумывать, что бы могло быть интересным. Может быть, стоит сделать опрос: что бы вы хотели видеть у нас, о чем вы хотели бы, чтобы мы писали или какую-то рубрику открыли, чего не хватает? А потом взять все самое здравое, кто что предложит

(Цифра 1, 1 сегодня)




Еще почитать:

Нет пока комментариев.

Добавить комментарий