Магия слова





Это произошло в одной из стран Западной Европы. Человеку вынесли приговор: смертная казнь. И вдруг в камеру смертника пожаловали странные пришельцы: они предложили отправить заключенного на тот свет «вполне гуманным способом», безболезненно перерезав ему вены на руках. Получив согласие приговоренного и разрешение властей, «экспериментаторы» в назначенный день к час явились к жертве, завязали ей глаза, перетянули предплечье жгутом и слегка надрезали кожу на запястьях рук. О кровотечении не могло быть и речи — столь незаметны были царапины. Но находившийся тут же гипнотизер стал внушать испытуемому, что тот теряет массу крови, бледнеет, слабеет, у него начинается головокружение. И действительно, человек зашатался, побелел как мел и, бездыханный, рухнул на пол. При вскрытии врачи констатировали смерть от анемии мозга. Под влиянием гипнотического воздействия кровь отхлынула от клеток коры больших полушарий, началось кислородное голодание, а за ним и агония. Человека убило слово!

То, что внушением можно вызвать не только психические, но и физиологические, даже ярко заметные телесные изменения у испытуемого, известно давно. Еще в конце XIX века французские исследователи Бурри и Бюро поставили необычный эксперимент. Испытуемому, который впал в гипнотический сон, внушили, что его имя процарапано на его же руке (на самом деле оно было начерчено тупым предметом). И — надо же! — вскоре на коже предплечья действительно проступили багровые буквы. Этот опыт многократно повторяли в разных вариантах, но с неизменным эффектом и другие гипнологи. Например, немецкий психолог Крафт-Эбинг превращал таким образом мнимые ожоги в реальные, а иркутский психиатр И. С. Сумбаев гипнозом «обморозил» человеку уши.

Постепенно волна изумления и любопытства, вызванная сенсационными гипнотическими экспериментами, сменилась трезвым научным подходом к этому интересному и многообещающему явлению. В наши дни гипноз в руках профессионалов стал надежным клиническим средством. Его применяют при лечении кожных болезней, наркомании (чаще всего алкоголизма), нервных расстройств, заикания, бессонницы. Гипноз обезболивает роды, помогает хирургу при операциях. Половина английских дантистов прибегает к гипнозу при лечении зубов. Слово лечит!

Однако пользу гипноз приносит лишь в умелых руках.

Меня часто спрашивают: в чем заключается искусство внушения? Правда ли, что гипнотизер должен обладать феноменальной силой воли, властным характером, быть обязательно брюнетом с черными глазами, пронзительным взглядом и прочими атрибутами гастролеров XIX века?

Мне не раз удавались такие эксперименты. Ко мне в гипнотарий приходят пациенты. Ложатся, как обычно, на кушетки. В комнате стоит ширма. Из-за ширмы раздается голос гипнотизера. Люди постепенно погружаются в гипнотический сон. По окончании сеанса тот же голос заставляет всех разом проснуться. На вопрос о самочувствии получаю обычные ответы. Лишь один больной, электромонтер по профессии, добавляет, что привычный голос врача звучал на этот раз «несколько странно». А фокус в том, что за ширмой стоял обыкновенный магнитофон, на ленту которого был записан мой голос. Вот вам и «очи черные»…

Удавалось мне проводить сеансы гипноза и по телевидению.

Разумеется, гипнотизер должен обладать глубокими знаниями, отточенной техникой, практическим опытом — но ведь и в любом другом деле нужны эти качества! Словом, гипнотизером может стать каждый. В наших медицинских вузах пресловутому «искусству гипнотизера» учат так же, как и другим предметам. В Харькове при Институте усовершенствования врачей создана кафедра психотерапии, где готовятся кадры гипнотерапевтов.

В Японии существует центр промышленной психологии, где технику гипноза, причем массового, постигают будущие организатор!» производства. Отбор слушателей на курсы очень строг. Но опять-таки не властный характер и не пронзительный взгляд — основа этого «ценза». Главное требование — высокое чувство ответственности, ибо в неумелых руках гипноз способен принести вред.

Надо сказать, массовый гипноз известен тоже с давних времен. Им пользовались на своих сборищах церковники, чтобы одурманивать легковерную паству, к нему прибегали заезжие «магнетизеры», превратившие гипноз в орудие бизнеса. Сейчас массовый гипноз находит применение преимущественно в клиниках. Если в условиях шумной, многолюдной аудитории удается загипнотизировать примерно четверть всех собравшихся, то в клиническом гипнотарии — девять десятых.

Конечно, усыпить можно не всякого.

Широкие исследования, охватившие 8708 человек, показали, что из всего этого количества испытуемых 6% были совершенно не гипнабильны, 29% в слабой степени испытывали влияние гипнотизера, а среди остальных лишь 15% впадали в сомнамбулическое состояние. Распространенное мнение, будто женщины более восприимчивы к гипнозу, не соответствует действительности.

Легче всего гипнозу поддаются дети от 4 до 16 лет, труднее всего — глубокие старики, а также душевнобольные всех возрастов. Гипнабильность зависит и от типа нервной деятельности. Считается, что люди художественного типа более внушаемы, чем мыслительного, ибо первые впечатлительнее, у них богаче воображение, а вторые в большей степени склонны к критическому суждению, к строгому анализу своего состояния. Когда внушение идет с трудом, врачи прибегают к наркогипнозу: на первых порах усыпляют пациента с помощью снотворного, одновременно подавая словесные команды. Рано или поздно образуется условный рефлекс, и человек засыпает только от слов гипнотизера.

Различают три разновидности гипноза: летаргический, каталептический, сомиамбулический. В первом случае тело испытуемого по мере засыпания расслабляется настолько, что, если поднять руку загипнотизированного кверху, а затем отпустить ее, она сразу же упадет, словно плеть. Если подложить такому «человеку-вате» валик под спину, его тело мягко обтечет подпорку, изогнувшись настолько, насколько позволит гибкость позвоночника (так называемая «летаргическая дуга»).

В гипнозе каталептического типа наоборот — мускулы «деревенеют». В то же время иногда наблюдается состояние восковиной гибкости. Телу испытуемого можно придать любую позу, и она будет сохраняться часами. Если подложить голову гипнотика на спинку одного стула, а ноги — на спинку другого, человеческое тело, даже с тяжелым грузом на груди, будет по-прежнему прямым и твердым, словно доска.

Но, пожалуй, наиболее интересен сомнамбулический тип гипноза. В этом состоянии спящий сохраняет способность двигаться, танцевать, петь, писать, чертить, рисовать, отвечать на вопросы и в то же время спать с открытыми глазами. Сомнамбула с явным удовольствием поедает сырую картофелину, мел или жует вату, если ему внушить, что это хлеб, мясо или ананас. Здесь нет ни капли притворства. Лабораторные исследования показали, что выделение слюны и желудочного сока соответствует реакции на лакомство, поедаемое с аппетитом. Слово — условный раздражитель — оказывается более могущественным средством воздействия, нежели пища — реальный раздражитель.

Да, гипноз таит в себе богатейшие возможности. И они уже начинают использоваться не только в медицине, но также в педагогике, при перевоспитании людей, при обучении иностранным языкам, при совершенствовании творческих способностей. К сожалению, многие почему-то считают гипноз всего лишь медицинской экзотикой. Между тем это явление изучено настолько, что пора уже говорить о широком применении гипнотических методов в самых разных областях теории и практики.

П. БУЛЬ, кандидат медицинских наук
Источник: humfact.ru

(Цифра 3, 1 сегодня)




Еще почитать:

Нет пока комментариев.

Добавить комментарий