“Возвратно-поступательный” ход анализа художественного текста





Анализируя текст, редактор должен видеть, где координация целого и частного (целого произведения и его частей, отдельных героев) получилась полной и совершенной, где – неточной или нарушенной. Для этого ему приходится пройти “дорогу созидания”, которой шел автор, а кроме того, предвосхитить характер воздействия произведения на читателя. Здесь важно правильно выбрать “отправную точку” анализа. Последовательность анализа такова:

Осмысление замысла автора. Редакторы часто отождествляют замысел с идеей, темой произведения, формулируют в виде тезиса. Однако художественный замысел гораздо сложнее. Л.Н. Толстой определял искусство как деятельность человека, когда один человек сознательно художественными средствами передает другим свои чувства, а другие люди заражаются этими чувствами и переживают их. Поэтому поэтический замысел воплощается во всей ткани произведения, реализуется в художественных образах, опирается на ассоциативность, эмоциональную оценочность образов, воспринимается читателем “между строк”. Замысел возникает у писателя чаще всего тоже в виде конкретно-чувственного образа. Подкрепленный жизненным и нравственным опытом художника, его мировоззрением и мироощущением, он рождает и проблему, и тему, и жанр, и сюжет – то, что Н.М.Сикорский называл “координатами художественного мышления”. “Разглядеть” замысел автора – задача для редактора непростая. Но он обязательно должен понять то основное, что хотел передать автор своим читателям, ради чего взялся он за перо. Ведь замысел – исходная точка творческого процесса, а для редактора она – отправной момент анализа. Редактор словно движется в обратном по отношению к мысли писателя направлении: от готовой системы художественного текста — к замыслу, этому стержню поэтической мысли.
Оценка актуальности замысла, возможность реализации его в данном содержании – следующая задача редактора. Сегодня речь не идет о его идеологическом наполнении. Важно установить интересен ли замысел, актуален ли, достаточно ли художественно реализован. И тогда дело редактора – помочь автору в улучшении текста, если оно требуется.
Направление работы редактора зависит от его подхода к рукописи. Тут надо помнить о двух “подводных камнях”: редактор “зацикливается” на замысле и оценивает только его, оставляя без внимания реальную ткань произведения. Или он видит лишь “что получилось”, и не анализирует задачи, которые ставил перед собой автор. А это вредит будущему изданию. Если все элементы произведения не работают на замысел, то сила его эмоционального воздействия может сильно снизиться и не достигнуть цели. Например, лирические отступления, прекрасно написанные, но не помогающие усилению главной задачи произведения, могут лишь рассеять внимание читателя и ослабить в итоге художественный эффект. Например, если идея автора реализуется через положительного героя, то словесные характеристики этого персонажа должны тоже давать положительный образ. Слова не должны вступать в противоречие с замыслом.
Анализ отдельных компонентов произведения – тематики, сюжета, речи персонажей и др. – не менее значимая задача редактора. Главное здесь – уловить своеобразие структуры конкретной работы и показать, где решение образов, ситуаций не соответствует замыслу, творческой манере писателя, общему строю произведения. И помочь автору устранить эти несоответствия.

Таким образом, характер творческого процесса создания художественного произведения и восприятия отдельных его “составляющих” читателем объясняет “возвратно-поступательный” ход редакторского анализа текста. Редактор постоянно переходит от рассмотрения и оценки частных элементов – сюжетных, стилевых – к соотнесению их с замыслом, поэтической структурой, общим звучанием целого произведения.

(Цифра 14, 1 сегодня)




Еще почитать:

Нет пока комментариев.

Добавить комментарий