Критерий художественности





Какие же “составляющие” общего критерия художественности наиболее существенны при редактировании?

Первое – единство содержания и формы произведения. Художественный образ не существует вне определенной формы. Он олицетворяет собой единство формы и содержания.

Прежде всего идейное содержание: нельзя признать полноценным произведение, лишенное глубины постижения жизни.
Совершенство формы: без этого нельзя достичь подлинной содержательности, желаемого воздействия на читателя, какой бы важный, вопрос автор ни ставил. Неудачная форма дискредитирует идею, может вызвать сомнения в справедливости сказанного.
Важная задача редактора – не допустить, чтобы малоценные в идейно-художественном отношении работы выходили в свет.

Второе – критерий художественной правды предусматривает неискаженное воссоздание действительности. Его компоненты:
поведение героя,
диалог,
пейзаж и т.п.
Их редактор рассматривает в соответствии с реальностью. Но правда искусства – это не просто “правде факта”, “жизнь, как она есть”. Это не просто описание событий. Это определенная эстетика, некая степень художественного обобщения и осмысления действительности в убеждающих своей эстетической силой образах. Поэтому реализация этого критерия для редактора не сводится к проверке точности, достоверности тех или иных реалий. Он оценивает, сумел ли автор добиться приводимыми фактами и образами необходимого эмоционального воздействия.
Нередко в литературе редакторов предостерегают об опасности одностороннего показа действительности, о мелком бытописании в художественных произведениях, но это не всегда справедливо. Есть талантливые произведения бытописательного типа, например, “Лето Господне” И.Шмелева. Есть в определенной степени тенденциозная литература талантливых авторов, например, произведения Леонида Андреева. Читатель имеет право их знать. Нередко осуждаются попытки заменить подлинное исследование реальности поверхностной зарисовкой “частных случаев”, оторвать так называемую личную жизнь персонажей от большой и сложной жизни общества. Но где проходит грань между “частным случаем” и общественно значимым, сказать трудно. Поэтому очень важно оценить умение писателя понять и показать диалектическую взаимосвязь социальных явлений в обществе и их отображение в художественной литературе.
Особые “составляющие” критерия художественной правды связаны с обращением писателя к событиям прошлого и будущего.
Несмотря на то, что в специальной литературе подчеркивается необходимость при освещении исторической темы требовать от автора предельной правдивости не только и не столько в деталях, сколько в раскрытии объективной логики событий, их четкой трактовки, тем не менее классовый подход и идеологическая заданность привели к серьезным искажениям истории во многих произведениях советского периода, в том числе и при содействии редакторов (пример – первая и вторая редакции книги А.Фадеева “Молодая гвардия”). Сегодня от редакторов требуется скрупулезное изучение литературы – как специальной, так и художественно-публицистической, вышедшей после 1985 года и содержащей новые исторические факты и трактовки относительно советского периода развития нашей страны.
Настоящая художественная правдивость возникает лишь в том случае, когда правда факта “проходит” через правду авторской позиции, она должна проявляться в образах произведения, вытекать из обстановки.

Третье — важным признаком художественности является оригинальность авторской манеры, его творческого почерка. Это позволяет проявляться свойствам художественного образа: синтез объективного и субъективного начал, включенность в него личности автора. Действительность преломляется в индивидуальном восприятии писателя, она отображается в именно ему интересном и важном содержании, раскрывается в самобытной, именно ему присущей форме. По-настоящему художественный образ уникален.
Смысл выражения “индивидуальная творческая манера писателя” – это не просто изобразительно-выразительные средства, стилистические приемы письма. В нем – мироощущение автора, его особое видение, восприятие, способность отбирать явления действительности, обобщать их, воплощать в оригинальных художественных образах. С. Залыгин считал, что это – особая свобода в выборе тем, образов, интонаций, это его оригинальность, проявляющаяся не только в стиле, но и в способе мышления, в убеждениях.
И редактор должен понять автора, ощутить его своеобразие, бережно, творчески отнестись к произведению.
Прежде всего индивидуальная творческая манера писателя проявляется в языке и стиле его произведений. А. Блок считал, что стиль всякого писателя тесно связан с содержанием его души, поэтому опытный глаз может увидать душу по стилю. Но даже у талантливого писателя индивидуальная манера письма формируется постепенно, как результат упорного, каждодневного труда. Поэтому особенно начинающий автор может ее совершенствовать и в процессе совместной работы с редактором.
Для редактора важно помочь автору сделать его текст лучше, проявить его наиболее выигрышные стороны, сделать более эмоциональным, художественно совершенным, подчеркнуть подлинное, истинное, творческое начало в почерке писателя. Ни в коем случае не следует пытаться нивелировать индивидуальный почерк, “подравнять” его под привычное. Это может лишь повредить. Ведь писатель всегда открыватель нового — для себя и для читателя.
Это также значит, что редактор должен помочь автору избежать мнимого новаторства, литературных трюков. Бывает, что литераторы, стремясь к особой выразительности формы теряют чувство меры, видят свою главную и единственную цель в том, чтобы самовыразиться необычно. Оригинальность становится оригинальничаньем, манера – манерничаньем. Борьба за истинную художественность воплощения действительности – одна из благородных задач редактора.

Четвертое. Свойства художественного образа обусловливают и важность такого критерия, как эмоциональная емкость, ассоциативное богатство текста.
Художественное произведение должно взволновать читателя. Он хочет переживать события вместе с автором, волноваться, радоваться, горевать, сердиться, возмущаться, печалиться. Сопереживание и сотворчество – вот главное предназначение художественного образа в литературе. Успех этого зависит и от мастерства писателя, и от прозорливости редактора, и от эмоциональности читателя. Причем эмоции читателя должны вызываться самим изображением, а не навязываться авторскими заявлениями и восклицаниями.
Редактору следует обращать внимание авторов как на слишком сухое, обедненное изложение, так и на излишнюю “расцвеченность” повествования, особенно, если “образные детали” вызывают в читателе противоречащие замыслу произведения чувства.

Пятое. Существенным оценочным критерием художественности является целостность восприятия образов, всего повествования. Образ возникает в сознании не как сумма отдельных элементов, а как цельная, единая поэтическая картина. М. Горький считал, что читатель должен воспринимать образы автора сразу, как удар, а не задумывался над ними. А.П. Чехов добавлял, что беллетристика должна укладываться в секунду. Поэтому первейшая задача редактора – оценить целостность образа, особенности его восприятия читателем. Описания, построенные по принципу конгломерата отдельных подробностей, по сути несостоятельны, нехудожественны. Критерий цельности высоко ценил А.Блок при оценке художественности произведения. И критерий цельности касается не только элементов, рассчитанных на одномоментное восприятие – сравнения, метафоры,— но и к тем составляющим, которые могут находиться в тексте на значительном расстоянии друг от друга (например, портретные штрихи). Редактору необходимо и в этом случае понять, образуют ли они в сознании единое целое.
Это имеет значение при анализе характеров героев. Нередки случаи у начинающих авторов, когда описания поступков, раздумий персонажа не создают в воображении читателя картины его духовного мира. Факты пестрят в глазах и воображении, а целой картины не получается.

Шестое. Существенен для оценки художественного произведения служит критерий точности – точности художественной. Редакторский анализ осуществляется в нескольких аспектах:
точность жизненная;
изобразительная (образ как отражение действительности);
точность эмоциональной соотнесенности с замыслом произведения (образ как выражение мыслей и чувств писателя);
точность воздействия на воображение, эмоции, ассоциации читателя (образ как средство эстетического сопереживания и сотворчества).
Иногда возражения у редактора вызывает описание, в котором не соблюдена изобразительная достоверность. Например, выражение “искрящийся свист” (а не пронзительный). А иногда он замечает другую неточность – нет внутренней эмоциональной соотнесенности изображения с общим замыслом произведения, отношением автора к данному персонажу. Это может оказать прямо противоположное влияние на восприятие читателя по сравнению с тем, на которое рассчитывал писатель.
Все перечисленные критерии составляют единую систему и лежат в основе оценки редактором литературно-художественного произведения в целом и отдельных его компонентов.
Но кроме них при работе с конкретными текстами редактор применяет и более частные критерии: сюжетная ситуация, портрет, живописная деталь и другие, а также от жанровой специфики.

(Цифра 1 680, 1 сегодня)




Еще почитать:

Нет пока комментариев.

Добавить комментарий