А. В. Бондарко «Лингвистика текста в системе функциональной грамматики»





В этой статье речь идет о некоторых аспектах теории функциональной грамматики, которые могут рассматриваться в связи с проблемами лингвистики текста. Имеются в виду следующие вопросы; 1) стратификация семантики, в частности, соотношение понятий «план содержания текста» и «смысл текста»; 2) взаимодействие системы и среды (в связи с вопросом о тексте и дискурсе); 3) функции на уровне словоформ и на уровнях высказывания и целостного текста; 4) анализ фактов языка и речи на основе понятий инварианта и прототипа.

Стратификация семантики: план содержания и смысл текста

Одним из важнейших принципов, лежащих в основе разрабатываемой нами модели функциональной грамматики, является стратификация семантики — разграничение и соотнесение значения и смысла, поверхностной и глубинной семантики (Бондарко, 1978). Идея стратификации семантики коренится в языковедческой традиции (ср. суждения А.А. Потебни о ближайшем и дальнейшем значении (Потебня,1958,19-20)).
Рассмотрим основные понятия, существенные для анализа семантики высказывания и целостного текста.
План содержания текста (ПСТ) — это семантически целое, элементами которого являются взаимодействующие речевые реализации языковых (лексических и грамматических) значений, выраженных средствами данного языка. Текст, рассматриваемый с точки зрения его языкового содержания и языкового выражения, выступает как билатеральная система.
Речевой смысл (смысл высказывания и смысл целостного текста) трактуется как та информация, которая передается говорящим (пишущим) и воспринимается слушающим (читающим) на основе выражаемого языковыми средствами содержания (ПСТ), взаимодействующего с контекстом и речевой ситуацией, с существенными в данных условиях речи элементами опыта и знаний говорящего (пишущего) и слушающего (читающего), со всем тем, что входит в понятие дискурса. Таким образом, источниками речевого смысла являются: 1) языковое содержание текста, 2) контекстуальная информация, 3) ситуативная информация, 4) энциклопедическая информация, 5) все прагматические элементы дискурса, существенные для передаваемого и воспринимаемого смыслового содержания (включая не только референциальные, но и эмоционально-экспрессивные аспекты).
Семантическая структура ПСТ определяется конфигурациями конкретных языковых значений (связанных с определенными формальными показателями) в их речевых реализациях. Что же касается смысла текста, то структура смысла определяется собственно семантическими единицами и отношениями между ними.
Одним из существенных признаков, отличающих структуру ПСТ от структуры смысла, является признак избыточности. В структуру смысла входят лишь те элементы ПСТ, которые являются информативно значимыми, т. е. вносят нечто новое в передаваемую и воспринимаемую информацию. Между тем в ПСТ значительную роль играют избыточные семантические элементы. В частности, в языках, для которых действительно свойство обязательности грамматических категорий, вытекающих из этого свойства, является избыточность грамматических значений. Эти значения обязательно выражаются в каждом акте употребления данной формы, независимо от того, существенно ли ее значение для смысла данного высказывания.
Как известно, возможно сокращение текста при сохранении его смысла. Подчеркнем, что сокращение, конденсация текста предполагает и сокращение языкового содержания текста. С другой стороны, текст может распространяться при сохранении смысла.
ПСТ заключает в себе не только денотативные, но и коннотативные значения — стилистические (экспрессивные, эмоциональные, образные) оттенки, отражающие то, что относится не только к сфере «что сказано», но и «как сказано». Все эти коннотативные оттенки являются источником аффективного компонента смысла текста. Аффективный компонент смысла — это целостный информационный результат, к которому приводит взаимодействие коннотативных элементов ПСТ.
ПСТ может обладать эстетической функцией. Она является источником художественной выразительности и неповторимости способа языкового содержательного представления того или иного смысла. Именно на ПСТ базируется стилистический анализ художественных текстов. С этим связана обычная тема проявляющегося в тексте национального своеобразия того или иного языка.
Исследование языковых значений в высказывании и целостном тексте целесообразно соотнести с понятием интенциональности. Имеется в виду связь языковых значений с намерениями говорящего, с коммуникативными целями речемыслительной деятельности, т.е. способность содержания, выражаемого данной языковой единицей, в частности, грамматической формой (во взаимодействии с ее окружением, т.е. средой), быть одним из актуальных элементов речевого смысла.
Примером проявления интенциональности в сфере грамматических значений может служить смысловая актуализация семантики времени в высказываниях, включающих соотношения временных форм: Я здесь жил, живу и буду жить.
Для изучения интенции говорящего существенны такие понятия, как «текущее сознание говорящего» «смысл текущего текста» (Моделирование языковой деятельности…,1987, 43-55).
Нас интересует, что хочет выразить говорящий (пишущий) с точки зрения отношения обозначаемых ситуаций к смыслам, охватываемым такими категориями, как время (и шире — темпоральность), вид и другие средства выражения характера протекания действия во времени (аспектуальность), временные отношения одновременности/ последовательности (таксис), временная локализованность/нелокализованность, модальность, лицо, субъект, объект, качество, количество, пространство, бытийность, посессивность, обусловленность (условие, причина, цель, уступительность).
При изучении интенциональности мы затрагиваем психолингвистические и психологические аспекты рассматриваемой проблематики. Очевиден выход в сферу дискурса. Понятие интенциональности в предлагаемой интерпретации включает два аспекта: 1) аспект актуальной связи с намерениями говорящего в акте речи, с коммуникативной целью, с целенаправленной деятельностью говорящего, т. е. с тем, что он хочет выразить в данных условиях коммуникации, — аспект «собственно интенциональный»; 2) аспект смысловой информативности тех или иных элементов ПСТ, способность данного языкового значения быть одним из компонентов передаваемого и воспринимаемого смысла. Имеется в виду смысловая информативность той или иной семантической функции не только в живом акте речи, когда налицо и намерения говорящего, и процесс их реализации, но и в тех условиях, когда перед нами «готовый текст» и намерения говорящего фигурируют лишь как то, что было задумано при создании данного текста. Создавая текст (художественного произведения, научного труда, письма и т.д.), автор стремится передать то или иное смысловое содержание, но в момент прочтения налицо лишь определенный результат реализации этих намерений. В таких случаях интенциональность выступает прежде всего как участие семантической функции того или иного языкового средства в смысле текста. Связь с намерениями автора существует, но в особом варианте: когда-то актуальные намерения представлены в их реализации (вопрос «что хотел сказать автор?» может возникать, но отсутствуют условия непосредственного акта речи).
Выделение указанных выше аспектов понятия интенциональности связано с тем, что в самом речевом смысле заключены две стороны — «деятельная» (динамическая) и «результативная» (сопоставимая с понятием статики). Иначе говоря, смысл может рассматриваться, с одной стороны, в аспекте мыслительно-речевой деятельности, как процесс, а с другой — как результат (смысл «готового высказывания» и «готового текста»).
М. Я. Дымарский в своей работе «Дейктический модус текста и единицы текстообразования» предлагает свое истолкование дифференциации «смысл» применительно к теории текстообразования. В рамках смысла целостного текста признается необходимым различать смыслы отдельных высказываний, речевые смыслы строевых единиц текста и некоторое «результирующее» семантическое образование — концепцию (данного фрагмента мира), ради которой и создается текст (Дымарский, 2000, 262). Такой подход к рассматриваемым вопросам, на наш взгляд, заслуживает внимания.
Особые функции смысловой актуализации грамматических значений выступают в художественных текстах. В поэтических произведениях контрасты значений противопоставленных друг другу компонентов определенной грамматической категории могут приобретать особую функцию связи с поэтическими смыслами и образами.

Взаимодействие системы и среды

В теории системных исследований понятие системы соотносится с понятием среды. Система как множество элементов с соотношениями и связями между ними, образующими определенную целостность, проявляет и формирует все свои свойства во взаимодействии со средой.
Системы единиц, классов и категорий — понятия, не требующие особых пояснений. Системы особого рода выступают и в речи. Высказывание и целостный текст представляют собой обладающие признаком целостности упорядоченные множества взаимосвязанных элементов с определенной внутренней структурой.
Среда по отношению к той или иной языковой единице, категории или группировке как исходной системе трактуется нами следующим образом: это множество языковых (в части случаев также и внеязыковых) элементов, играющее по отношению к исходной системе роль окружения, во взаимодействии с которым она выполняет свою функцию.
В реализации системных значений грамматических категорий роль среды выполняют элементы контекста и речевой ситуации; к среде относятся лексические значения и лексико-грамматические разряды слов, влияющие на данную категорию, а также элементы «категориального окружения» — другие грамматические категории, взаимодействующие с категорией, рассматриваемой как исходная система.
Понятие среды может быть использовано и в лингвистике текста. Среда по отношению к отдельному высказыванию — это все речевые элементы его окружения в целостном тексте и все элементы дискурса, которые взаимодействуют с исходной речевой (текстовой) системой и влияют на ее свойства. Применительно к высказыванию (как речевой реализации предложения или сверхфразового единства) среду в ее вербальном выражении составляют взаимодействующие с ним элементы более крупных фрагментов текста и текста в целом. В этих пределах размещаются элементы ближней и дальней среды с постепенными переходами между ними. Невербальная среда охватывает все то, что в окружении вербального текста как речевого произведения относится к сфере дискурса и взаимодействует с языковым содержанием текста в процессе порождения и восприятия смысла текста. В частности, к невербальной среде относятся такие элементы, как социальные факторы — социальный статус автора текста и потенциального адресата, типы дискурса — художественное произведение (разных типов), репортаж, интервью, политический, публицистический, философский, научный дискурс, мнения и установки участников коммуникации, фоновые знания, политическая и культурная обстановка порождения и восприятия текста и т.д.
Как исходная система может интерпретироваться текст как единство его языкового содержания и языкового выражения. В этом случае в роли среды выступает «ситуация текста» в комплексе с обусловливающими ее социальными и социально-психологическими факторами. По существу, все это учитывается в окружении текста в теории текстового дискурса, может рассматриваться с точки зрения концепции взаимодействия системы и среды. Такой подход к предмету анализа может дать определенные результаты с точки зрения развития принципа системности в сфере лингвистики текста.

Функции на уровне словоформ и на уровнях
высказывания и целостного текста

Функции на уровне языковых единиц и высказывания/текста находятся в отношениях двусторонних зависимостей. Сочетание «восходящего» и «нисходящего» воздействия характерно для соотношений актуализационной (модальной, аспектуально-темпоральной, персональной) характеристики не только отдельного высказывания, но и целостного текста. Конкретные варианты категориальных ситуаций (в частности, модальных, темпоральных, персональных) участвуют в формировании семантической структуры текста как целого. С другой стороны, функциональная направленность целостного текста — повествования, инструкции, приказа, описания закономерностей и постоянных отношений — определяет вероятностные закономерности выбора категориальных характеристик отдельных высказываний, в конечном счете — выбора тех или иных форм наклонения, времени, лица и т. п. Формируются «категориальные доминанты текста» — доминанты реальности или императива, нарративного временного плана или плана абстрактного настоящего, доминанты 1-го или 3-го лица и т.п.
В функциях языковых единиц выделяются взаимосвязанные аспекты потенции (Фп) и реализации (Фр). Применительно к функциям языковых единиц отношение «Фп — Фр» связано с соотношением компетенции и исполнения. Компетенция в данном случае — это потенциал рассматриваемой единицы в языковой системе, а исполнение — процессы и результаты взаимодействия этой единицы с элементами среды, выступающими в высказывании и в целостном тексте.
Применительно к семантическим (семантико-прагматическим) функциям высказывания/текста потенциальный аспект — это потенции речи — возможности (конечно, связанные с использованием элементов языковой системы), существующие при программировании и формировании высказывания и целостного текста. Иначе говоря, Фп высказывания/текста — это потенциальное назначение речевого акта (речевого произведения). Аспект Фр применительно к функциям высказывания/текста- реализация этого назначения.
Функции высказывания/текста, рассматриваемые в потенциальном аспекте, как и функции языковых единиц, заключают в себе не только телеологическое, но и каузальное начало: потенциальное назначение высказывания/текста каузирует в процессе его формирования выбор соответствующих средств и определенные тенденции их функционирования (ср., например, индикативные и императивные высказывания).
Разграничение и соотнесение аспектов Фп и Фр применительно к функциям целостного текста — к его назначению, его цели с точки зрения автора и к реализации этой цели в готовом речевом произведении, воспринимаемом адресатом (читателем), — это аспект функционального анализа, который, как мне представляется, может быть использован в лингвистике текста.
Разрабатываемая нами разновидность функциональной грамматики — это грамматика категориальная. Ее задача заключается в исследовании и описании системы семантических категорий в их языковом выражении.
Одним из основных направлений исследования является рассмотрение актуализационных категорий высказывания в их отношении к актуализационным категориальным признакам целостного текста.
Речь идет прежде всего о признаках темпоральности, временной локализованности и модальности, о персональности, о темпоральной, аспектуальн-темпральной, а также модальной характеристике высказывания, о модальных, темпоральных ситуациях, о ситуациях временной локализованности/нелокализованности (в данной связи речь может идти и о категории временного порядка). По отношению к разным типам текстов могут быть использованы такие выражения, как «темпоральный ключ текста», «ключ временной локализованности» (Бондарко, 1976, 50-64). Существуют типы текстов и типы речи, характеризующиеся определенным «ключом персональности». Ср. историческое повествование в 3-м лице, отрешенное от личности говорящего (Бенвенист, 1974, 272), повествование в условном 1-м лице, живой рассказ от реального 1-го лица, изложение, характеризующееся образным включением обобщенного адресата-читателя (как в первом из «Севастопольских рассказов» Л. Н. Толстого: Вы подходите к пристани — особенный запах каменного угля, навоза, сырости и говядины поражает вас… и т.д.). Таким образом, исследование персональности может представлять .собой один из элементов функционального анализа текста.
Существуют такие семантические категории, которые в своем прототипическом выражении выступают в определенных типах текста. Такова одна из категорий, отражающих разные стороны идеи времени, — категория временного порядка.
Временной порядок (ВП) трактуется нами как отражаемое в высказывании и целостном тексте языковое представление «времени в событиях», т. е. представление временной оси, репрезентируемой событиями, процессами, состояниями, обозначениями моментов времени и интервалов: на другой день, через пять минут и т. п.
Языковая интерпретация ВП включает динамичность «наступлений фактов» («возникновения новых ситуаций», смены ситуаций) и статичность «длительностей» («данных ситуаций») в сочетании с обозначением или импликацией интервалов между действиями; рассматриваемым представлением охватывается и отнесенность к определенному моменту или периоду времени, выражаемая обстоятельственными показателями типа с тех пор, с того дня, через месяц и т. п.

О понятиях «инвариант» и «прототип»

В проводимом анализе высказывания и целостного текста используются понятия «прототип» и «степени прототипичности» в связи с соотношением инвариантности/вариативности. Можно выделить следующие признаки, существенные для определения понятия «прототип»: 1) наибольшая специфичность — концентрация специфических признаков данного объекта, «центральность», в отличие от разреженности таких признаков на периферии (в окружении прототипа); 2) способность к: воздействию на производные варианты, статус «источника производности»; 3) наиболее высокая степень регулярности функционирования (признак возможный, но необязательный).
Таким образом, определение понятия «прототип» (в сфере языковых единиц, классов и категорий) может быть сформулировано следующим образом: прототип — это ниболее репрезентативный вариант определенного инвариантного системного объекта, характеризующийся наибольшей специфичностью (концентрацией специфических признаков данного объекта), способностью к воздействию на производные варианты (признак «источник производности») и (во многих случаях) наиболее высокой степенью регулярности функционирования.
В наиболее простой форме соотношение понятий инвариантности/вариативности и прототипичности можно охарактеризовать так: прототип — это эталонный репрезентант (эталонный вариант) определенного инварианта среди прочих его представителей (вариантов). Таким образом, в самом определении прототипа в предлагаемой его интерпретации находит отражение связь с понятием инварианта (инвариантности/вариативности).
Понятия «инвариант» и «прототип» объединяет их роль источника системного воздействия на зависимые объекты (в частности, зависимые значения и функции). При этом, однако, есть и существенные различия.
Инвариант — это прежде всего системный — глубинный — источник воздействия на подчиненные ему варианты. Он отражает исходно-системную сторону взаимодействия системы и среды. Инварианты часто не являются интенциональными, они далеко не всегда осознаются говорящими и далеко не всегда включаются в сферу актуального смысла (ср. значение неделимой целостности действия как инвариантный признак совершенного вида в привативной оппозиции видовых форм, ср. также предметность как инвариантное значение имен существительных).
Иной характер имеет признак «источник воздействия» в сфере прототипов и их окружения. Прототипы в сфере семантики по своей природе интенциональны. Функции прототипов неразрывно связаны с актуальным сознанием участников речевого акта. Прототипические значения связаны с намерениями говорящего, с коммуникативными целями речемыслительной деятельности. Они являются одним из актуальных элементов речевого смысла. Примером может служить смысловая актуализация временнного дейксиса в высказываниях, включающих соотношения временных форм: Любил, люблю и буду любить. Ср. также интенциональность аспектуальных функций направленности процесса на достижение результата/его реального достижения в случаях типа Догонял, да не догнал.
Прототипы, как и инварианты, проявляют свойство относительности. То или иное значение может быть производным от прототипа более высокого уровня и вместе с тем быть прототипом по отношению к тому или иному семантическому варианту, находящемуся на более низкой ступени иерархии. Например, «живое» настоящее историческое (Иду я вчера… и т.п.) является производным от актуального настоящего, выступающего в роли «первичного прототипа», и вместе с тем «живое настоящее историческое» является прототипом по отношению к «литературному настоящему историческому» (Бондарко 1959; 1971, 142-150) как одной из возможных разновидностей художественного повествования.
Ход анализа может быть представлен следующим образом: 1) ставится вопрос (как своего рода предварительная гипотеза) о возможности истолкования определенного семантического элемента как категориального значения, представляющего собой инвариант; 2) раскрывается система вариантов; именно в этой области целесообразно ипользование понятия прототипа как эталона, наиболее точно и полно представляющего специфику данного признака; 3) анализ вариантов начинается с прототипа как эталонного варианта, затем прослеживается цепочка постепенных переходов от эталона к его окружению — шаг за шагом, сначала к ближайшему окружению, которое чаще всего не отделено четкой гранью от прототипа, а затем к ближней и наконец к дальней периферии рассматриваемого семантическго пространства. Рассмотрение таких переходов дает возможность ввести определенный принцип системности в анализ вариативности.

(Текст. Структура и семантика. Т. 1. — М., 2001. — С. 4-13)
источник: http://www.durov.com

(Цифра 66, 1 сегодня)




Еще почитать:

Нет пока комментариев.

Добавить комментарий