10 книг, в которых главные или второстепенные герои теряют память





1. «Дневник памяти», Николас Спаркс
Это — не «любовный роман», а роман о любви. О любви обычных мужчины и женщины — таких как мы… Почему же книга эта стала абсолютным бестселлером в США? Почему она трогает душу читателей самого разного возраста и интеллектуального уровня? Объяснить это невозможно. Прочитайте «Дневник памяти» — и поймете сами!

2. «Помнишь меня?», Софи Кинселла
Очнувшись в больнице, Лекси не помнит ничего. Ни того, как попала в автокатастрофу, ни того, что делала последние три года, за которые каким-то совершенно непонятным образом успела превратиться из дурнушки с плохо оплачиваемой работой и несчастливой личной жизнью в красавицу с прекрасной карьерой и мужем-миллионером. Любая женщина на ее месте от счастья бы рыдала, а ей все чего-то не хватает. Она упрямо старается вспомнить, что случилось с ней за прошедшие три года и как удалось ей обрести эту самую «идеальную» жизнь! Вспомнить, конечно, можно, но… стоит ли?

3. «Бегущий по Лабиринту», Джеймс Дэшнер
Вчера они были обычными парнями — слушали рэп и рок, бегали за девчонками, ходили в кино… Сегодня они — пешки в чужой игре, похищенные неизвестно кем для участия в чудовищном эксперименте. Их память стерта. Их новый дом — гигантский комплекс, отгороженный от еще более огромного Лабиринта стенами, которые раздвигаются утром и замыкаются вечером. И никто еще из тех, кто остался в Лабиринте после наступления ночи, не вернулся… Ребята не сомневаются: если они сумеют разгадать тайну Лабиринта, то вырвутся из заточения и вернутся домой. Но кто рискнет жизнью ради общей цели? Кто пойдет практически на верную смерть? Только двое — паренек по имени Томас и его подруга — Тереза…

4. «Амнезия», Сэм Тэйлор
Джеймс Пэдью счастливо и спокойно живет в Амстердаме. Однажды он ломает ногу и из-за гипса какое-то время вынужден сидеть дома. Эти дни в конечном счете меняют всю его жизнь. Джеймс становится одержим собственным прошлым — точнее, тремя годами из прошлого, о которых он не помнит ровным счетом ничего. Вернувшись в город, где провел эти три года, Джеймс поселяется в своем старом доме и случайно находит в тайнике рукопись девятнадцатого века. Трагическая история, рассказанная в ней, странным образом перекликается с относительно недавними событиями. Обманчивые проблески утерянных воспоминаний, реальность и вымысел, судьба и случайность сплетаются в тугой клубок противоречий, распутать который кажется невозможным… «Амнезия» — захватывающий роман от одного из самых многообещающих молодых авторов Британии.

5. «Дни между станциями», Стив Эриксон
Мишель Сарр безвозвратно лишился прошлого. Обрезок кинопленки с гипнотическим женским лицом — его единственный компас в сюрреалистическом дрейфе от Лос-Анджелеса с занесенными песком хайвеями через Париж, освещенный лишь огнями уличных костров, к Венеции, где в пересохших каналах устраивают велогонки. И если Мишель жаждет вернуть память, то его дед Адольф Сарр, бывший вундеркинд немого кинематографа, бежит памяти о том, как в 1920-е годы снимал утраченный, казалось бы, безвозвратно шедевр «Смерть Марата»… Впервые на русском — дебютный роман автора «Амнезиаскопа» и «Явилось в полночь море», едва ли не самый яркий старт писательской карьеры в американской литературе конца XX века.

6. «Дочь священника», Джордж Оруэлл
В России Джорджа Оруэлла, писателя острого, иронического ума, узнали относительно недавно и читать начали с конца — с финальных бомбовых взрывов его трагической иронии: повести-притчи «Скотный двор» (1945) и знаменитого, ставшего итогом жизненного и творческого пути своего создателя романа-антиутопии «1984» (1948). Лишь немногие читатели знали, что начал свой путь в литературе Оруэлл много раньше, в 1933 году, опубликовав роман «Фунты лиха в Париже и Лондоне», за которым последовали «Дни в Бирме» (1934) и «Дочь священника» (1935). Перевод последнего впервые представлен в отдельном книжном издании. В тихом городке живет славная провинциальная барышня, дочь священника, не очень юная, но необычайно заботливая и преданная дочь, честная, скромная и смешная. И вот однажды… Искушенный читатель догадывается — идиллия будет разрушена. Конечно. Это же Оруэлл.

7. «Прежде чем я усну», С. Дж. Уотсон
Каждое утро Кристин Лукас просыпается в незнакомой комнате, в постели с мужчиной, которого не узнает. Каждое утро этот мужчина терпеливо объясняет Кристин, что он ее муж, а она страдает амнезией с тех пор, как в молодости попала в аварию. По совету врача, занимающегося ее случаем, Кристин втайне от мужа начинает вести дневник, записывая туда все, что ей удается узнать и вспомнить в течение дня. Отчаянно пытаясь сложить из обрывков воспоминаний свое прошлое, Кристин задает все больше вопросов — себе и окружающим. Но каждое новое воскресшее воспоминание все больше пугает ее, ей все сложнее понять, что же на самом деле случилось с ней много лет назад, что именно стерло из памяти всю ее прежнюю жизнь?

8. «Идеальный друг», Мартин Сутер
Герой «Идеального друга» — журналист, принявшийся за расследование крупного криминального скандала: в шоколаде, который производит известная фирма, обнаружены смертельно опасные белковые примеси, вызывающие тяжелые поражения мозга, вроде «коровьего бешенства». Вскоре репортер подвергается нападению, получает жестокий удар по голове — и в результате из его памяти стираются события последних пятидесяти дней жизни. Шаг за шагом восстанавливая их, журналист вдруг оказывается в центре драматических событий с самоубийствами и подменами, неумолимо ведущих сюжет к трагической развязке.

9. «Клуб неисправимых оптимистов», Жан-Мишель Генассия
Жан-Мишель Генассия, новое имя в европейской прозе, автор романа «Клуб неисправимых оптимистов». Французские критики назвали его книгу великой, а французские лицеисты вручили автору Гонкуровскую премию. Герою романа двенадцать лет. Это Париж начала шестидесятых. И это пресловутый переходный возраст, когда все: школа, общение с родителями и вообще жизнь — дается трудно. Мишель Марини ничем не отличается от сверстников, кроме увлечения фотографией и самозабвенной любви к чтению. А еще у него есть тайное убежище — это задняя комнатка парижского бистро. Там странные люди, бежавшие из стран, отделенных от свободного мира железным занавесом, спорят, тоскуют, играют в шахматы в ожидании, когда решится их судьба. Удивительно, но именно здесь, в этой комнатке, прозванной Клубом неисправимых оптимистов, скрещиваются силовые линии эпохи.

10. «Замыкая круг», Карл Фруде Тиллер
Давид не помнит, кто он. Объявление, которое он помешает в газете, призывает друзей и знакомых описать его жизнь, чтобы запустить процесс воспоминаний. Три человека откликаются на просьбу, но за давностью лет фокус расплывается, и свидетельства превращаются в сказки чужой и собственной жизни. Виртуозно владея странной манерой рассказа, зыбкой, подобно песку в пустыне, Тиллер так пишет о разобщенности людей и о неспособности понимать другого, что невольно вспоминаются Ибсен и Чехов. Роман получил, среди прочих, обе самые престижные литературные награды Норвегии — премии Союза критиков и Союза книготорговцев, что случается крайне редко: первая традиционно отдается рафинированной высокохудожественной литературе и рассчитана на искушенных в чтении интеллектуалов, вторая же говорит о популярности книги у массового читателя. Но совпадение в выборе обоих жюри неслучайно — в этом романе современного классика каждый найдет свое. «Замыкая круг» переведен на множество языков, номинирован на премию Северного Совета и в 2009 году обеспечил Тиллеру Европейскую премию по литературе. Первый роман трилогии «Замыкая круг».






Нет пока комментариев.

Добавить комментарий